Крепостное право

Крепостное право

Из «Книги о скудности и богатстве» известного русского публициста и экономиста современника Петра I И.Т. Посошкова мы узнаем, что в 18 веке Устрека и окружающие деревни принадлежали богатым людям-дворянам, помещикам. В 1719 голу и сам Посошков делает земельные приобретения. В 1721 году он приобрел в Новгородском уезде в Бежецкой пятине деревню Закарасенье за 200 рублей у новгородского дворянина Льва Завалиншина. За эту сумму он приобрел 37 четей пашни с сенными покосами и со всеми угодьями. Через 2 года он купил хемлю и крестьян в деревне Матвеевой, уплатив за них 180 рублей. Сделал ещё ряд мелких покупок у местных новгородских дворян – Ушакова, Уского, Ефимова, вахмистра Пальчикова, отставного драгуна Лаптева, вдовы Костюриной и Ушаковой. Общая оценка его недвижимости составляла почти 3 тысячи рублей.

В своем имении Посошков устроил винокуренный завод на 14 кубов. Он взял поставку вина и поставил в Новгород, где у него было три лавки, в 1720 году 3625 ведер вина. Одновременно с этим он «держал на откупку в той же Устрецкой волости Новгородского уезда таможенный сбор» (по взиманию внутренних пошлин), что было тогда испытанным способом наживы и злоупотреблений. Хозяйство Посошкова в деревне отчетливо рисуется из сохранившегося письма управляющего, которым состоял его племянник Александр Михайлов. Из письма видно, что хозяйство Посошкова невелико: «Из деревни Закарасенье должны идти на барщину пять крестьян, из другой три, на заводе в тот момент работают 6 человек, и три женщины заняты стряпней, пекут хлебы, ходят за гусями, устами, курами; двое пасут коров и лошадей; завод в это время стоял».

Посошков создал своим крестьянам далеко не сладкую жизнь. Некоторые, не выдержав заводской кабалы, бросив нищенский скарб покидали родные места и убегали. Хозяин разыскивал их, строго наказывал и возвращал на работу. «От нас с заводу прежде сего Василий Черкас да Устинья сбежали…»

«Сбежал от вашей милости Сенька с сестрою… И чтоб их у нас по деревням приказать изловить… и привести ко мне, а за эту поимку сулил 5 рублей. А Сенькой одежи на заводе толка портки да рубаха осталась.»

Некоторые крепостные отправлялись из Устреки в Санкт-Петербург в услужение (см. отпускное письмо Посошкова крепостному Селиванову от 19 июня 1725 года).

Отпускное письмо Посошкова крепостному Селиванову от 19 июня 1725 года
Отпускное письмо Посошкова крепостному Селиванову от 19 июня 1725 года

В Условиях нищеты, жесточайшей эксплуатации крестьяне при случае готовы «дать сдачи». Крестьяне неохотно работают на владельца, «оне меня ныне, государь батюшка, не слушают и на барщину не ходят, а стану наряжать, так грозятся меня убить,» – пишет управляющий Михайлов. В другой раз за отнятые ягоды «оне меня… стащили с лошади и хотели прибить до смерти абухом да плахами и я у них насилу вырвался и уехал домой через деревню Фолелеява и через реку Уверь вплавь на завот.»

Соседями Посошкова были помещики: Линев, Лупандина, Унковский, Ушаков, Чоглаковы, Пустошкины и другие.

Между соседями возникали земельные ссоры, тяжбы. Кроме того, Посошков отмечает характерные черты служилого класса, стремление избежать тягостей службы, особенно военной.

«В Устрецком стану есть дворянин Федор Макеев сын Пустошкина, уже состарелся, а на службе никакой и одною ногой не бывал, и какие посылки жестокие по него не бывали, никто взять его, овых дарами угобзит (одарит), а кого дарами угобзить не может, то притворит себе тяжелую болезнь… Детей него четыре сына выращены, а по 719 никто их в службу выслать не мог.»

О другом помещике Унковском Посошков рассказывает, что «лет всего с пят служил, да добился к делам и лет с пятнадцать живет у дел, а ныне живет он в Устреке комиссаром да наживется. А ныне ему вряд быть лет сороку, и такой волот (богатырь) ещё бы в лучшую служил.»

Приводя ещё примеры, он делает вывод: «и тако вси, кои богатые, от службы (отлынивают), а бедные и старые, а служат а сытые, хотя и молоды, да служить не хотят.»

Так Посошков дает меткие, хотя и беглые характеристики своим соседям-помещикам.

Крепостное право

Конец XVIIIвека. При генеральском межевании земель Новгородской губернии были составлены «Экономические примечания по погосту Устреки Боровическго уезда». Они содержат сведения о природных условиях, численности и занятиях населения.

В «Материалах» 1780-1785 г.г. сообщается: «Погост Устрека. 39 дворов, 93 мужчины, 92 женщины. Село при озере Карабожа, 2 церкви деревянные: Покрова Богородицы и Николая Чудотворца, с дачею при озере Костоголовском и Большом Белинце, реки Увери на левом берегу и по обе стороны.»

1885 год. В Списках населенных мест Новгородской губернии читаем: «Устрека – село 1-го и 2-го Устрекского сельского общества. Число дворов крестьянских 67. Школа, молочная лавка, питейный дом. Жителей: мужчин 126, женщин 181…» В 1885 году в Устреке имелось 292 головы крупного рогатого скота.

В этом же документе за 1911 год говорится:

1. Устрека; погост, 5 жилых строений, 7 мужчин, 14 женщин; церковь; 2 часовни; церковно-приходская школа.

2. Устрека, село. Дворовых мест – 72, жилых строений – 115; мужчин – 178, женщин – 189 (всего – 367 чел.) Церковь, 2-х классная школа, мельница, 2 хлебных магазина, волостное правление, земская конная станция, квартира урядника, пивная, винная лавка, 3 мелочные лавки. На ярмарках торговали лошадьми, деревянной посудой, колесами и дровами.


Статья создана на основе материалов, находящихся в музее деревни. В большинстве случае орфография и пунктуация в тексте исторических документов сохранена. Если вы обнаружили ошибки исторического или иного характера, пожалуйста напишите об этом на странице обратной связи, указав название статьи. При получении новых сведений статья будет обновлена.

Другие статьи: